Российский язык поразил смертельный вирус

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Русский язык поразил смертельный вирус

Сейчас, когда приходится по телефону разговаривать с роботами, явственно ощущаешь грядущее омертвление слова. «Неужель он не понимает, что {живых} жеребцов / Одолела железная кавалерия?» Железные либо, напротив, елейно-приветливые голоса ботов совсем бесчеловечны — их лингвистические методы нереально победить. Искусственные голоса завидно рациональны. Их цель — отшить вопросительного, вселить в него чувство бессилия перед молохом цифровизма.

Слова — живы существа, как, допустим, пчелы. Можно ли их приручить? Развести улей, ухаживать, сберегать пчел от ветров и заболеваний, тогда и — да, будет для тебя «мед жизни». А бывают слова — кровожадные осы, они «жалят» человека так больно, что он может умереть. Есть слова — сторожевые псы режима, есть паразиты, есть вирусы, есть назойливые мухи, есть слуги, вояки и холопы. Есть диверсанты и слова-разведчики, есть врачеватели, дебоширы и провокаторы. А есть еще слова-сокровища, которые даже величавый писатель упрячет, не покажет миру. Хотя в чувстве собственном он ворачивается к ним любой денек. Это слова заветной любви: «Когда соскучусь я и затоскую, Счастливой тайне радуясь при всех…»

 

В мире настолько не мало страданий и бед, настолько не мало искусственно-мертвого, что художественность — это практически утраченный людьми дар, нуждающийся в рачительной защите. Вот почему, мне кажется, молодому человеку его необходимо скрывать, прятать до времени, пока его слово не окрепнет, не обретет устойчивость против торжества бесстыдства.

В канун Новейшего года меня пригласили в гости в одну неплохую, благополучную семью. Маленький дом дышал гармонией и комфортом — много картин, цветов, книжек, фото дорогих сердечку людей, много музыки — хозяйка отлично поет, предпочитая классику. В доме царила та особая сердечность, которую нереально сделать наружными усилиями: уборкой к праздничку либо драгоценным дизайном.

Юное поколение было представлено широкоплечим, румяным юношей, улыбчивым и размеренным. Будущий программер, он уже сейчас достигнул в собственном деле больших фурроров, и оттого на хлопоты и беспокойства старших глядел чуток снисходительно, с высоты человека новейшего времени.

Мы разговорились, и он обронил, что, общаясь меж собой, его ровесники выражаются «только матом», не придавая этому значения, поэтому что «так принято» и так «делают все».

— А для вас не кажется это странноватым либо ненормальным?

Он пожал плечами. Нет, даже из вежливости он не собирался соглашаться со мной.

— Если язык программирования «битый», заражен вирусами, на нем недозволено написать ничего дельного. Но ведь российский язык — это «программирование» большущего народа с богатейшей историей и литературой. Как можно его так криминально обеднять?.. Неуж-то вы, такие умные, «продвинутые» юные люди, не видите, что для вас этот стиль отношений навязывают «силы зла»? Общаясь на простом языке, вы не попросту гласите скабрезности, но равномерно начинаете так же мыслить — упрощенно, шаблонно; в координатах нескольких 10-ов слов, обозначающих половые органы и звериные инстинкты. Другими словами это даже не язык прислуги, подабающей учтиво выговаривать «чего же изволите?» Это речь людей, готовых принять участь зоопарковых звериных и вроде бы примеривающих на себя эту роль. Другими словами добровольно отказывающихся от головного дара, от понимания себя в мире.

— Если б слово ничего не значило, — продолжала я, — то за него бы так не боролись, вкачивая миллионы в продвижение неприличных клипов, запятанных кумиров, в опошление классики. Проведите опыт: попытайтесь прожить хотя бы один денек, не употребляя непреличных слов. Вы с удивлением обнаружите, как в эти день поменяется место вашей жизни. А, представьте, если б миллионы ребят и девчат повторили бы этот фокус! Родилась бы большущая энергия преображения. А сколько бы прекрасных эмоций возникло в мире, сколько юношей и женщин рассмотрели бы свою судьбу, в дальнейшем сделали семьи, родили малышей. Означает, эту силу преднамеренно снижают? «Гасят пассионарность». Кто же и для чего это делает? Да так ловко, под видом «свободы выражения», что люд это даже не осознает. Поглядите, как ужали политические права, отовсюду угрожают карами за инсинуацию на власть и при всем этом в муниципальном театре вознаграждают званием «человек года» грязного сквернослова, возведенного рекламой и пиаром в кумиры детям и детям. Разве может семья, даже самая наилучшая, дом, даже самый благополучный, противостоять такой силище?! Означает, некоторый заказчик стоит за «программерами», взламывающими «крепости духа»?

 Пристально выслушав мою взволнованную речь, юный человек произнес:

— Вы придаете этому очень огромное значение. Нецензурщина издавна никого не ранит, не трогает. Это сделалось «техническим языком», повседневностью.

Я отвечала, что защищать родное слово — обязанность всякого литератора, чувствующего принадлежность к собственной цивилизации. Да, на данный момент время бессовестного «творчества», время людей, не стесняющихся обращаться со словом, как с злосчастной, загнанной лошадью. Что все-таки принуждает их выбирать сторону садистов и мучителей? Подлость? Невежество? Творческая слабость? Рационализм? Жажда занять пространство рядом с фаворитами? Но разве есть победа там, где нет красы?!

Ворачиваясь домой, я на уровне мыслей продолжала убеждать юного программера:

— Несмышленых малышей берегут от зноя и холода, от царапин и ожогов, от электророзеток и стиральных машин, от ножей и кипящих кастрюль. Но разве душа малыша не так же нежна, как его кожа? Я помню, какую боль (физическое или эмоциональное страдание, мучительное или неприятное ощущение) доставляла мне в отрочестве и молодости непреличная речь (в те времена она была редкостью в публичном пространстве, на публике ее можно было услышать лишь от люмпенов, опустившихся людей). Как сейчас выживают детки в ядовитой среде?! Противное слово — шрам для души. Означает, чтоб оградить себя, необходимо с малых лет ходить в броне, носить томные доспехи, нейтрализующие гибельные энергии. Но «ласковой кожи» у таковых малышей не будет никогда, они состарятся до времени, как малолетние шахтеры Викторианской Британии. Да, на данный момент эксплуататоры откачивают не мускульную энергию, а духовную и умственную. Но механизм все этот же: своими эмоциями, временем жизни детки питают голем порока, преумножая капиталы богачей.

Птица с перебитыми крыльями не сумеет парить высоко и свободно. Ребенок, выросший посреди мата и грязищи, не сумеет «кровью (внутренней средой организма) эмоций ублажать чужие души». Нежность Есенина и откровение Лермонтова не будут ему доступны во всей полноте. Никогда не взрастут цветочки жизни на отравленном слове. Неуж-то — это тупик, конец?.. «Для чего мне кажется, Наша родина, Что я крайний твой поэт?»

Слово — продукт воли, слова появляются всем предшествующим периодом истории жизни народа, а не попросту произносятся человеком. «Недаром темною стезей Я проходил пустыню мира». А поэтому — «Нет, весь я не умру». Но если на земле всё будет вытоптано «жестяными людьми» с головами, отформатированными тестами «одного муниципального экзамена» и «техническим языком», где же будет теплиться эта жизнь?.. Неуж-то в «государственных парках»? На данный момент там культивируют редчайшие растения, погубленные прогрессом. А в дальнейшем, наверняка, на особых «клумбах» любителям экзотики покажут цветочки пушкинского слова, вокруг которых будут виться механические пчелы. Торжество сумасшедшей цивилизации!

 

Это совершенно не антиутопия, а весьма даже программируемое будущее. Убиение языка — слом народной воли — «форматирование» человеко-единиц с функциями биороботов. И всё это, чтоб «богам капитализма» обеспечить бессмертие. Чтоб преобразовать скопленные вещественные ресурсы в виртуальные миры, где оболваненное большая часть служит биотопливом и обслугой для соц сетей, а поводыри услаждаются настоящей властью над телами и душами обычных смертных.

Но есть и иной путь — концентрация народной воли через оживление, восстановление, возрождение языка и художественности. И это — весьма нехороший сценарий для «сил зла».

Как это создать? Задачка не только лишь для юных программистов, да и для всякого думающего человека. Похоже на «общество трезвости» — начни с себя, и мир чудесно улучшится. Поэтому что «Музыка глухому не дается, Звездный свет слепой не различит. Если в сердечко слову не поется, На губках оно не зазвучит».

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ: Российский язык поразил смертельный вирус — поделись ссылкой на НАШ веб-сайт

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

0 Comments Join the Conversation →


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × один =