Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Трамп недоволен: что означает повышение основной ставки ФРС США

ФРС в третий раз за год подняла ставку на фоне благоприятной ситуации в экономике и перестала называть свою политику стимулирующей. Но спред между ставками в России и США не изменился: ЦБ две недели назад принял такое же решение

Фото: Lucas Jackson / Reuters

Почему ФРС повысила ставку

Произошедшее 26 сентября повышение базовой процентной ставки Федеральной резервной системой (ФРС) до 2–2,25% (на 0,25 п.п.) третье в этом году и восьмое по счету в текущем цикле ужесточения американской монетарной политики, который начался в декабре 2015 года. На решение повлияла благоприятная макроэкономическая статистика: как объясняет ФРС, она свидетельствует, что американский рынок труда продолжает укрепляться, экономическая активность стабильно растет, уровень безработицы остается на минимумах с 1969 года (3,9%), а расходы домохозяйств и инвестиции бизнеса в основной капитал увеличиваются.

Глава ФРС Джером Пауэлл уже несколько раз говорил, что регулятор считает политику постепенного повышения ставки наиболее соответствующей целям «устойчивого расширения экономической активности», стабильного рынка труда и сохранения целевого ​уровня инфляции в 2%. Прогнозы ФРС благоприятны: Рост ВВП США по итогам года составит 3,1 вместо 2,8% в июньском прогнозе, а в 2019 году — 2,5 вместо 2,4%. Уровень безработицы к концу года достигнет 3,7% и продолжит снижаться в 2019 году (3,5%); инфляция к концу текущего года прогнозируется на уровне 2,1%.

Что изменилось в риторике ФРС

Из коммюнике по итогам заседания комитета по открытому рынку (FOMC) ФРС впервые за несколько лет исчезла характеристика денежно-кредитной политики как стимулирующей (accomodative). Как пишут в своем обзоре аналитики Альфа-банка, это может свидетельствовать о том, что ФРС оценивает состояние американской экономики как достаточно хорошее, а также что регулятор может постепенно переходить к нейтральной политике. Пауэлл на пресс-конференции по итогам заседания отметил, что исчезновение слова accommodative из заявления ФРС не несет в себе никаких сигналов об изменении политики регулятора: «Мы по-прежнему ожидаем, как и сказано в нашем заявлении, дальнейшего постепенного повышения диапазона ставки».

Достаточно ясную картину того, как ФРС видит ближайшее будущее денежно-кредитной политики, дает так называемый dot plot — прогноз каждого участника заседаний FOMC, какова должна быть ставка по итогам года. 12 из 16 участников последнего заседания FOMC спрогнозировали еще одно повышение по итогам 2018-го; таким образом, с очень значительной вероятностью ФРС вновь повысит ставку в декабре. В 2019 году регулятор склоняется к трем и более повышениям ключевой ставки, в 2020-м — к одному. То есть через два года уровень базовой ставки может достичь диапазона 3,25–3,5%.

Необходимость в характеристике «стимулирующая» для денежной политики США появилась после кризиса 2008 года, когда ФРС потребовалось «заякорить» ожидания инвесторов, чтобы стимулировать рост экономики, напоминает начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс» Игорь Клюшнев. Для этого необходимо было заверить экономических агентов в длительном сохранении низких ставок, чтобы стимулировать кредитную и инвестиционную активность. С той же целью ФРС стала публиковать dot plot. По мнению аналитика, сейчас ситуация меняется и будущая траектория станет менее прогнозируемой и более динамичной, так как возрастает неопределенность вокруг роли нейтральной ставки для экономики. Члены FOMC будут реже проявлять единодушие, возможен и пересмотр механизма прогнозов, сделанных участниками заседаний комитета, предполагает Клюшнев.

Как отреагировал на решение ФРС Трамп?

Президент США Дональд Трамп, когда стало известно об очередном повышении ставки, в очередной раз выразил неудовольствие денежно-кредитной политикой ФРС. «К сожалению, они подняли ставки. Я этим недоволен. Я обеспокоен тем, что им, похоже, нравится повышать ставки», — сказал американский лидер на пресс-конференции в Нью-Йорке.

Дональд Трамп

(Фото: Justin Lane / EPA / ТАСС)

Реакция Трампа на действия регулятора для США крайне нетипична. Со времен Билла Клинтона Белый дом избегает давать комментарии о денежно-кредитной политике, чтобы гарантировать независимость ФРС при принятии решений. Однако Трамп в июле в интервью CNBC, а потом в августе на закрытой встрече со спонсорами республиканцев критиковал ФРС за подъем ставки, который, по его мнению, идет вразрез с президентской политикой стимулирования экономической активности. Он признавался, что, выдвигая на пост главы ФРС Джерома Пауэлла, надеялся, что тот будет придерживаться политики доступных денег.​

Впрочем, как показывает практика, на ФРС критика американского президента не влияет и в этот раз слова Трампа не вызвали дополнительной реакции на рынках.

Как отреагировал рынок

Ужесточение денежно-кредитной политики в США — традиционно один из факторов давления на валюты развивающихся стран, в том числе на рубль. Особенно остро реагируют на изменение государства с серьезным дисбалансом состояния счета текущих операций и госдолга. Однако в этот раз решение ФРС было ожидаемым: исходя из котировок фьючерсов на ставку по федеральным фондам вероятность повышения ставки накануне заседания FOMC оценивалась в 95%. Коммюнике FOMC и выступление Пауэлла больших сюрпризов также не принесли. Поэтому реакция рынка оказалась нейтральной: подобное развитие событий уже было заложено в цены и курсы.

Евро лишь кратковременно укреплялся к доллару (рост с $1,175 до $1,179 за евро). Рубль также не отреагировал на решение ФРС: курс российской валюты к доллару к закрытию торгов был на том же уровне, что на закрытие днем ранее (65,8 руб.). В этом же районе рубль торговался утром 27 сентября.

Долгое время фактор разнонаправленных политик регуляторов в России и США (повышение ставок ФРС и снижение Центробанком) оказывал давление на рубль. Для инвесторов, придерживающихся стратегии carry trade (заимствование валюты государства с низкой процентной ставкой, ее конвертация и вложение в инструменты государства с высокой ставкой), сближение значений процентных ставок делало рубль менее привлекательным. В сентябре и ЦБ и ФРС приняли одинаковое решение — поднять ставку на 0,25 п.п. Однако фактор поддержки carry trade у рубля уже не такой сильный, каким был несколько лет и даже месяцев назад, утверждает главный экономист по России и СНГ Bank of America Merrill Lynch Владимир Осаковский. Теперь российскую валюту поддерживают другие факторы, например счет текущих операций, который существенно вырос. Положительное сальдо текущего счета, по оценке ЦБ, в январе—августе достигло $69,0 млрд против $19,1 млрд в январе—августе прошлого года на фоне роста цен на нефть при умеренном увеличении импорта.​

Автор:
Георгий Перемитин.

Источник

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *