Владимир Винокур: евреи — единственная цивилизация, которая умеет смеяться над собой

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Владимир Винокур: евреи - единственная нация, которая умеет смеяться над собой

Отпрыск и брат строителя начал карьеру с того, что Бернес попросил его не кричать, а Гагарин выдал ему золотую медаль. Годы спустя Владимир Винокур пару раз оказывался на волосок от погибели, но не терял чувства юмора.

Как Аркадий Исаакович и Натан Львович перевоплотился в Аркашу и Натанчика, какая шуточка опорочила гордость российского орудия и почему танцовщица летает на трапеции.

Мастер спорта по выполнению форшмака

— Отец — строитель, мать — учительница, старший брат — строитель. Как в суровой семье возникает певец-пародист? Это прирожденное либо обретенное?

Чувство юмора не возникает из-за того либо другого образования. В моем случае это гены отца, также дедушки по маминой полосы. Он отлично пел, был душой компании, играл в любительском еврейском театре на Украине, в Кривом Роге. Туда приезжала Анна Гузик, популярная певица и актриса, дед с ней пел. Гузик поведала о дедушке Михоэлсу, тот пригласил его в ГОСЕТ, но бабушка воспретила.

— А кем ваш дед был по главный профессии?

Заготовщиком. Они с братьями делали заготовки для обуви. Помню, как мы шли по улицам Кривого Рога, и дедушка Юлий с братом Моисеем звучно говорили на идише. Совершенно, там была большая еврейская диаспора, логично, что сегодняшний президент Украины родом из Кривого Рога. Прабабушка Дися была верующей, мы с братом в детстве пробовали задувать свечки, которые она зажигала…

— Как насчет еврейских кулинарных традиций?

Мать была мастером спорта по выполнению фаршированной рыбы и форшмака. Брат Боря тоже гениально готовил гефилте фиш и форшмак. Мы дружили с хоккеистом Валерой Харламовым. Когда ему дали квартиру в Москве на проспекте Мира, Валера умолял: «Пусть Борька приедет, сделает фаршированную рыбу для всей команды». Боря приезжал и делал фаршированную рыбу.

Отец, естественно, желал, чтоб я, как и он сам, и как мой брат, закончил ЛИСИ (Ленинградский инженерно-строительный институт). Он был поклонником собственной профессии, но в итоге принял мой выбор. Есть видеозаписи, когда отец посиживает в зале и глядит на сцену вполоборота: ему нравилась реакция людей, когда я выступаю, он гордился сиим. Лучше быть неплохим артистом, чем средним строителем.

— Отчество Натанович для вас не мешало в карьере?

Никогда! Понимаю большущее количество примеров, когда евреи, невзирая на национальность, отчество и родословную, добивались большущих фурроров — этот же Аркадий Исаакович Райкин. Мой отец был красивым управляющим большущего строительного объединения, у него 10-ки тыщ людей были в руководстве. Папа ворачивал послевоенный Курск, весьма много заводов выстроил и был почетаемым человеком.

К слову, про Аркадия Исааковича. Папа, будучи в командировке в Москве, попросил, чтоб я достал ему билет на концерт Райкина. Я его повез в Олимпийскую деревню, условился с администрацией. Опосля концерта мы зашли в гримерную: «Аркадий Исаакович, желаю познакомить вас со своим отцом». — «Да, здрасти, как вас зовут?» — «Натан Львович». — «Весьма приятно. А вы откуда? Кем работаете?» Папа закончил Ленинградский инженерно-строительный институт в июне 1941 года, и позже все они ушли на фронт.

Как Райкин вызнал, что папа, как и он сам, обучался в Ленинграде, я здесь же стал излишним. Они перебежали на ты: Аркаша, Натанчик, у их нашлись общие знакомые, они делились мемуарами, притом что обычно Аркадий Исаакович был весьма сдержанным в чувствах человеком.

— Какие еврейские песни вы помните с юношества?

«А идише мамэ», «Лехаим». Лехаим, а шнепсл ломир махн, Лехаим, фар але гуте захн! Мы много работали с Ефимом Александровым (Зицерманом), и на гастролях в Израиле, Америке, Австралии и Германии я просил его исполнять еврейские песни. Позже он сделал свою программку «Песни еврейского местечка».

— Почему даже радостные еврейские песни написаны в миноре?

Не так и просто жилось их создателям и слушателям. Ровно по данной нам же причине настолько не мало евреев ушло в русский юмор. Евреи умели глядеть на себя со стороны и улыбаться, поэтому что жизнь была стршная и необходимо было отыскать силу воли, чтоб улыбаться. Отсюда и большущее количество еврейских анекдотов. Это единственная цивилизация, которая умеет смеяться не только лишь над иными, да и над собой.

 

Желают ли российские войны?

— Еще ребенком вы выступали в «Артеке» и получили медаль из рук самого Гагарина. Хороший старт карьеры.

А до того я повстречался с иным величавым человеком. В те времена друзья были как братья, а соседи как родственники. Подзывает меня сосед Исаак Шац: «Ко мне приехал друг юношества, мы вкупе обучались в техникуме. Спой ему чего-нибудть». Я же был гордостью лестничной площадки, пел в пионерском дворце и выиграл путевку в «Артек».

Гостя звали Марк Наумович Бернес. Я онемел, естественно. Бернес улыбнулся: «Ну что, мальчишка, споешь?» Я закричал: «Желают ли российские войны-ы-ы-ы?» Марк Наумович, в репертуаре которого была эта песня, гласит: «Что все-таки ты кричишь, они ж войны-то не желают». С того времени я задумываюсь над тем, что пою.

Когда я уже служил в армейском ансамбле песни и пляски, мы выступали на стадионе «Динамо». Вдруг я узрел Марка Наумовича, он посиживал с палочкой до выхода на сцену. Я подошел, напомнил о для себя. «Да, помню, как ты кричал. И как сложилась твоя судьба?» Я сказал, что заканчиваю службу и иду поступать в театральный институт на музыкальное отделение. Бернес вздохнул: «А я иду… в оборотную сторону. Меня привезли из поликлиники записывать новейшую песню». Это были «Журавли» Яна Френкеля. Через месяц Марк Бернес погиб.

Почти всех я застал, со почти всеми работал, это были величавые люди. И Клавдия Ивановна Шульженко, и Леонид Осипович Утесов, и Людмила Георгиевна Зыкина…

— Почему на данный момент нет величавых, притом что профессиональных предостаточно?

Времена изменяются, тогда были одни звезды, на данный момент остальные. Тогда выступали вживую, на данный момент есть веб. Артисты прошедшего были людьми всесторонне и умственно развитыми, знали литературу, изобразительное искусство, философию. Из юных артистов я могу отметить Максима Галкина. Он вправду эрудит, продолжает развиваться и не останавливается.

— Вы должны были стать русским эстрадным певцом, как Эдуард Хиль либо ваш друг Лев Лещенко. На каком шаге юмор и пародия в вашем творчестве стали превалировать?

Это началось в том же «Артеке»: я гласил что-то, а вокруг смеялись. Я это увидел. Позже в армии нашел, что могу созодать пародии на нашего старшину, на полковника. Я их голосами мог звонить и приказывать, это вызывало невообразимую реакцию. Как-то мы с товарищем были в самоволке, вышли из кинозала с девицами. Я решил выступить: позвонил из телефона-автомата дневальному и голосом полковника отдал приказ прислать за нами кар. Через 15 минут приехала машинка, Коля, шофер, умирая со смеху, повез нас. Около Дома офицеров уже стояли старшина и полковник. Тот, как меня узрел, взревел: «На гауптвахту его! На 10 суток!»

— Отсидели?

Меня выручил концерт во Дворце съездов, на котором я был должен выступать в дуэте. Нас во всеуслышание поблагодарил маршал Гречко.

В институте я выходил петь и на экзаменах объявлял: «Чайковский. Ария Евгения Онегина из оперы «Евгений Онегин». В зале случалась истерика, а декан гласил: «Выйдите, вернитесь и снова объявите». С каждым разом мой конферанс звучал все смешнее и смешнее. Народный артист Рф солист Огромного театра Петр Иванович Селиванов, который выпустил и Леву Лещенко, и много остальных артистов, позже произнес: «Володя, усвой, твой хлеб с маслом, да еще с икрой сверху — не в пении, а в юморе».

— Вы не страшились цензуры? Каждую шуточку было надо перепроверять и залитовывать.

В жанре традиционной сатиры я не работал, ее в СССР (Союз Советских Социалистических Республик, также Советский Союз — государство, существовавшее с 1922 года по 1991 год на территории Европы и Азии) особо не было, Салтыков-Щедрин отдыхал в это время. Я занимался пародиями и юмором: мужчина-женщина, теща и так дальше.

— Хазанов тоже не занимался сатирой, но его тем не наименее на год отстранили от телеэфиров.

Да, за монолог Ефима Смолина «Письмо генералу». У меня был схожий эпизод с монологом «Жертва гипноза» такого же создателя. Там была реплика: «У меня друг, Мишка Кутузов, в ЖЭКе работает, на данный момент бюллетень брал, что-то у него с глазом». На меня написали письмо: артист Винокур позорит гордость российского орудия. Желали лишить официальных площадок, но позже был концерт в Муниципальном центральном концертном зале, куда меня позвали на Денек милиции, и это все разрулило.

Недолет, перелет и перитонит

— Вы не боитесь, что нейронные сети отнимут хлеб у пародистов? Уже есть технологии, дозволяющие синтезировать хоть какой глас.

Для людей основным является видеоряд, потому на мой век {живых} выступлений хватит. Столько ужаса по телевидению, и еще эта эпидемия… Охото, чтоб люди смеялись, а не пугались. И им этого тоже охото.

— Кажется, Магомаев гласил, что хоть какой проф певец умеет пародировать остальных. Это правда?

Нет, это особенное искусство. Говорю не поэтому, что сиим занимаюсь, а поэтому, что это вправду трудно.

— Да, с этим же Виктором Чистяковым никто сравниться не мог.

Трагическая у него биография. Я еще в институте обучался, потому не могу повытрепываться дружбой с Витей. Лева тогда остался в Москве, чтоб выступить в Колонном зале с оркестром Силантьева, а Витя с музыкантами Лещенко улетел на юбилей Харьковского театра оперетты. И Чистяков, и музыканты погибли.

Позже, к слову, Леве — и мне — подфартило снова. Мы должны были плыть на пароходе «Адмирал Нахимов», но в итоге запоздали, решили остаться в Новороссийске.

— Вы к этому спасению относитесь как к случайности либо как к проявлению некоторой высшей силы?

Трудно сказать. Это был не единственный вариант. В Афганистане в конце концерта я стоял на сцене. В зале тыща бойцов, командующий Борис Всеволодович Громов. Вдруг раздался взрыв, позже 2-ой: как оказывается, недолет и перелет. Слава Б-гу, третьего выстрела не было, у душманов заклинило автоматику. Обычно снаряды идут попорядку. Позже была ужасная автокатастрофа в Германии. Иосиф Кобзон, мой старший товарищ, тогда условился, чтоб меня забрали наши военные докторы. Это меня выручило: доктора без доп операций сложили меня по частям, сохранили обе ноги, которые немцы желали отрезать.

Еще был вариант на съемках «Аншлага». Болел животик, я задумывался: ну, пройдет. А продюсер Александр Достман посадил меня в машинку и выслал в поликлинику. На хирургическом столе оказалось, что это перитонит. Мне везет, да. Охото веровать, что Б-га я в особенности не гневил.

— Есть ли у вас проф секреты, дозволяющие поддерживать глас и оставаться в форме?

Гены. Моя мать прожила 96 лет. Мечтаю хотя бы примерно подойти к этому возрасту. Моя матушка Аня, царица Анна, была нашей эстрадной матерью — к ней приходили и Иосиф Кобзон, и Саша Маршал, и Алик Достман, и Саша Розенбаум. У Лещенко папа тоже прожил 99 с половиной лет, мы возлагали надежды, что он дотянет до столетия, но как досадно бы это не звучало.

— Каким вы были папой? Добивались, чтоб дочь Настя получала внушительную профессию с гарантированным доходом либо дозволяли созодать то, что ей нравится?

Нужно дать подабающее: мне подфартило с супругой. Понимаете смешной рассказ про раввина, к которому приходит его ученик: «Ребе, у меня есть желание жить вечно». Раввин гласит: «Женись». Ученик удивляется: «И что? Я буду жить вечно?» Ребе отвечает: «Нет, но это желание у тебя пропадет». У меня весьма классная жена, с которой я живу 47-й год. В нашем эстрадном деле я как полезное ископаемое, поэтому что никто не прожил с одной дамой столько лет. Воспитанием дочки занималась в главном Тамара, поэтому что я безрассудно много ездил — гастроли. Из 47 лет совместной жизни лет 20 с излишним я проездил.

Становление личности у Насти строилось на том, что желала Тамара. А она желала, чтоб дочь с юношества соображала, что всего необходимо добиваться томным трудом. Она ее совершенно малеханькой дала в балет, позже было училище Огромного театра. Итог — солистка Огромного театра Настя Винокур, которая исполняет много соответствующих партий. Она решила, что любит Cirque du Soleil, втюрилась в этот жанр, работала в кольце, на канате, без лонжи, без страховки, и ее все зауважали. Я говорю: «Настя, ты хочешь в Книжку Гиннесса войти? Никто из балерин выше 2-ух метров не поднимался над сценой, а ты на высоте 15 метров летала на кольце, на трапеции». Она весьма трудовой человек, и я ее глубоко уважаю.

— Что на данный момент, во время пандемии, происходит с вашим Театром пародий?

Время от времени даем концерты, выезжали в различные городка, и весьма успешно. Совершенно, искусство — это психотерапия. Нужно бы отдать людям возможность ходить в театры — шанс заразиться там не больше, чем в автобусе и метро. Эпидемия — да, люди испуганы. Будем надежды, что «пройдет и это».

ПОНРАВИЛАСЬ СТАТЬЯ: Владимир Винокур: евреи — единственная цивилизация, которая умеет смеяться над собой — поделись ссылкой на НАШ веб-сайт

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.

0 Comments Join the Conversation →


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × пять =